Тщательность – основа успеха.

Не секрет, что весьма значительную часть споров по НДС составляют дела, связанные с незаконной налоговой оптимизацией. В настоящее время большую их часть (при разрешении в суде) выигрывают налоговики.

Тем не менее, получив обвинение, не стоит сразу паниковать. Если налогоплательщик чувствует свою правоту, бороться нужно до последнего. Основа успеха налоговиков в подобных делах – тщательность в подборке доказательств, но порой ошибки они допускают критические.

Рассмотрим несколько дел, о том свидетельствующих: постановления АС ЗСО от 21.02.2017 по делу № А70-6596/2016 и от 28.02.2017 № Ф04-181/2017 по делу № А27-4533/2016, в них налоговики были на высоте, и АС СКО от 26.01.2017 № Ф08-10184/2016 по делу № А32-24093/2014, победил налогоплательщик.

 

 

Двуликий Янус.

 

 

Весы в руках Фемиды – это не просто символ. Качнуться они могут в любую сторону… как в рассматриваемом споре.

С одной стороны, дело выглядит так. Конституционный Суд в Определении от 16.10.2003 № 329-О разъяснил, что истолкование ст. 57 Конституции РФ в системной связи с другими ее положениями не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

В силу п. 7 ст. 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством. Так, НК РФ не ставит право налогоплательщика на возмещение НДС в зависимость от наличия доказательств уплаты налога в бюджет поставщиками или субпоставщиками приобретенной продукции, а неполучение налоговиками документов от поставщика или субпоставщика товара не является доказательством недобросовестности налогоплательщика.

В пункте 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 (далее – Постановление № 53) указано, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не считается доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговиками будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

С другой стороны, наблюдается такая картина. В силу правовой позиции, изложенной в Постановлении № 53, налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с реальной предпринимательской или иной экономической деятельностью.

Установление судом наличия деловой цели в действиях налогоплательщика производится с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом будет установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения вести реальную экономическую деятельность, то в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда в Постановлении от 20.02.2001 № 3-П и Определении от 25.07.2001 № 138-О право на возмещение НДС из бюджета предоставляется добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных затрат по уплате налога поставщикам товаров, работ, услуг. А в силу п. 3 Определения от 15.02.2005 № 93-О обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике-покупателе товаров, работ, услуг, так как именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиками.

А вот в какую сторону из указанных качнется мнение суда, зависит от самих участников судебного процесса.

 

 

Реально-нереально, или «Как вы судно назовете...».

 

 

ООО «Подрядчик» – это не условное название фирмы из журнальной статьи. Это название реально открытой компании из Постановления АС ЗСО от 21.02.2017 № А70-6596/2016. Трудно сказать, о чем думали его учредители, но такое наименование уже само по себе манило налоговиков произвести проверку. Они и проверили...

Общество заключило договор на перевозку зерна с птицефабрикой. Птицефабрика со стоимости данных услуг попыталась возместить НДС. А налоговики в вычете отказали.

Птицефабрика обратилась в суд, предъявив в качестве доказательств своих требований счета-фактуры и акты оказанных услуг. Однако суд указал: само по себе формальное наличие документов еще ничего не значит. Нужно, чтобы эти документы соответствовали действительности.

Что касается ООО «Подрядчик», с ним была связана масса подозрительных фактов:

  • по юридическому адресу общество отсутствует;
  • номинально заявлен руководитель (гражданин Л. добровольно дал свои данные для регистрации фирмы, никаких договоров лично не заключал и не подписывал);
  • водители, якобы перевозившие зерно, согласились, что товар доставлен, но на собственном транспорте, а об ООО «Подрядчик» они ничего не слышали;
  • счета-фактуры и акты подписаны неустановленными лицами;
  • по данным ГИБДД и гостехнадзора никакую технику общество на учет не ставило;
  • по данным ПФР общество ни разу не сдало отчетность;
  • отчетность по НДФЛ также отсутствует;
  • по данным компетентных органов недвижимости у общества нет;
  • исходя из движения средств на расчетном счете расходы на текущую деятельность общество не несло.

Всего этого в комплексе суду хватило для того, чтобы объявить ООО «Подрядчик» фирмой- «однодневкой».

Птицефабрика начала апеллировать к тому, что она не может нести ответственность за действия своего контрагента. Достаточно того, что она соблюдает требования ст. 171 и 172 НК РФ.

И вот тут суд ответил: да, действительно, в налоговом законодательстве нет обязанности удостовериться в реальном ведении контрагентом хозяйственной деятельности, а также в исполнении им своих налоговых обязанностей. Тем не менее негативные последствия выбора недобросовестного партнера лежат на налогоплательщике.

Заявляя о своем праве на налоговые вычеты, птицефабрика несет корреспондирующее этому праву обязанность представления налоговикам достоверных сведений.

В случае недобросовестности партнеров покупатель несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений. Он лишается права произвести налоговые вычеты ввиду отсутствия надлежаще оформленных документов (ведь таковые, если подписаны реально не существующей стороной, не могут считаться правильно оформленными). Поэтому обязанность представления в налоговую инспекцию достоверных сведений возложена именно на покупателя, как заинтересованного в получении вычетов.

 

 

Сколько веревочке ни виться...

 

 

С треском было проиграно налогоплательщиком и дело из Постановления АС ЗСО от 28.02.2017 № А27-4533/2016.

Общество купило у ТД «Спутник» два здания и предъявило «входной» НДС к вычету. ТД «Спутник» продал здания по той же цене, по которой купил, и, соответственно, сумма начисленного НДС оказалась равной сумме вычета. ТД «Спутник», в свою очередь, приобрел здания у ООО  «Академскладсервис». А то (ООО «Академскладсервис») купило здания у ООО «Вымпел» и ООО «М-Инжиниринг». Полученные деньги эти общества перечислили другим компаниям по договорам займа.

У общества на руках имелись все необходимые документы, здания должны были использоваться в предпринимательской деятельности, поэтому отказ налоговиков в предоставлении вычета «входного» НДС оно сочло необоснованным.

Однако выяснилось (и наличие фактов суд счел доказанным):

  • руководители общества и ТД «Спутник» оказались мужем и женой и суд признал данные две фирмы взаимозависимыми;
  • продажа зданий между ООО «Академскладсервис», ООО «Вымпел» и ООО «М-Инжиниринг» произошла в один день, в результате суд вообще исключил ООО «Академскладсервис» из рассмотрения, сосредоточив свое внимание на двух других фирмах;
  • обе фирмы НДС в бюджет не уплачивали и вскоре после совершения рассматриваемой сделки самоликвидировались путем присоединения к другим фирмам;
  • при продаже зданий между ООО «Академскладсервис», ООО «Вымпел» и ООО «М-Инжиниринг» их стоимость внезапно увеличилась в 28 и 5 раз соответственно, из чего суд сделал вывод, что увеличение цены было произведено исключительно для продажи зданий ТД «Спутник»;
  • ООО «Вымпел» и ООО «М-ИНжиниринг» реальной хозяйственной деятельности не вели.

Согласно правовой позиции КС РФ из Постановления от 20.02.2001 № 3-П праву налогоплательщика на применение вычета по НДС корреспондирует обязанность уплатить НДС в бюджет в денежной форме. Разрешение споров о праве на налоговый вычет, касающихся юридической квалификации тех или иных обязанностей по уплате налога, относится к компетенции арбитражных судов, которые не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм налогового законодательства и в случае сомнений в правомерности отказа в возмещении суммы НДС обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств:

  • оплата покупателем товаров;
  • фактические отношения продавца и покупателя;
  • наличие иных, помимо счетов-фактур, документов, подтверждающих уплату налога в составе цены товара, работы, услуги, и т. п.

Перечисленные в п. 6 Постановления № 53 признаки сами по себе не могут свидетельствовать о наличии необоснованной налоговой выгоды. Но эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Из анализа положений ст. 153, 154, 167, 171, 172 НК РФ следует, что право налогоплательщика на налоговый вычет сумм НДС соотносится с обязанностью контрагента данного налогоплательщика уплатить НДС с оборота по реализации товара, работ, услуг. По Постановлению ВАС РФ от 12.02.2008 № 12210/07 недостаточная осмотрительность в выборе контрагента, не исполнившего свою обязанность, может повлечь для налогоплательщика неблагоприятные последствия в налоговых правоотношениях, в частности отказ в праве на налоговый вычет.

В общем, проблемы с четвертым звеном в цепочке продаж послужили аргументов в отказе в вычете для первого звена.

 

 

Не всякий суслик – агроном

 

 

Излишнее доверие к данным ФНС сильно подвело налоговую инспекцию.

Налоговики обвинили общество в налоговой схеме по фиктивному возмещению НДС.

Доказательства стандартные:

  • отсутствие у спорных поставщиков имущества, транспортных средств, иных активов, необходимых для ведения деятельности по хранению, перевозке, погрузке сельхозпродукции;
  • отсутствие у спорных поставщиков технического персонала, платежей за коммунальные услуги, аренду помещений, транспортных средств, складов;
  • невыплата спорными поставщиками заработной платы;
  • отсутствие подтверждения транспортировки товара до покупателя;
  • согласованность действий субъектов, задействованных в цепочках перепродавцов – последовательная продажа товара и расчеты за него в одном и том же банке в тот же день и последующее обналичивание денежных средств;
  • наличие у большинства предприятий в цепочке прямых договорных отношений с обществом и отсутствие необходимости приобретения сельхозпродукции через лишние звенья.

Однако после очень длительных разбирательств суд ничего из предъявленного налоговиками так и не обнаружил.

Налоговики посчитали, что ООО «Заготовитель» (хотя название действительно подозрительное), ООО «Раздолье» и ООО «Сармат» – фирмы-«однодневки».

Однако картина оказалась совсем другой. Основным видом деятельности указанных фирм была обозначена оптовая торговля зерном.

Сельхозпродукция, которую общество приобрело у этих фирм, в самом деле была доставлена на припортовые склады и элеваторы. Согласно условиям договоров поставки данную продукцию на склады и элеваторы должны были доставить продавцы.

У ООО «Заготовитель» оказалось во владении большое количество транспорта, зарегистрированного в ГИБДД.

ООО «Раздолье» представило документы об оплате им транспортных услуг.

ООО «Сармат» оплачивало ОСАГО и КАСКО, ГСМ, медосмотры водителей.

Выписки банков по счетам указанных фирм показали оплату налогов, обязательных страховых взносов и оплату приобретаемого зерна. Факты обналички имели место, но составляли очень малую долю от оборотов по счетам.

То, что общество приобретало зерно не напрямую у производителей, а через эти фирмы, законом не запрещено и к компетенции налоговиков не относится.

Вообще-то «наезд» контролеров выглядит несколько абсурдным, если учесть, что общество в спорный период предъявило к вычету «входной» НДС в размере более 300 млн руб., а спорные суммы равны примерно 1,5 млн руб. Стоило ли компании с такими оборотами городить огород из-за такой «мелочи»?

Видимо, местных налоговиков подвело слепое доверие к данным ФНС. Дело в том, что в информационном ресурсе ФНС в отношении указанных фирм был прописан ряд рисков. Однако суд копнул глубже...

Доводы о наличии у ООО «Заготовитель» «массового» руководителя не имеют отношения к рассматриваемому делу, так как дата начала действия названного критерия риска – 28.05.2013, а ООО «Заготовитель» 16.01.2013 поставило обществу пшеницу и выставило счет-фактуру. Указанный «массовый» руководитель появился в этой компании с 28.05.2013.

Сведения об отсутствии у ООО «Раздолье» основных средств внесены в ФИР «Риски» 09.02.2012, сведения о непредставлении ООО «Раздолье» налоговой отчетности внесены 07.03.2012, в то время как дата регистрации ООО «Раздолье» – 24.09.2012. Иначе говоря, речь идет вообще о какой-то другой компании.

Сведения о среднесписочной численности ООО «Раздолье» и ООО «Заготовитель» внесены в ФИР «Среднесписочная численность» ранее представления этими компаниями соответствующей отчетности в налоговые инспекции по месту их регистрации.

В общем, ничего у налоговиков против общества и его деловых партнеров не оказалось.

 

А. В. Анищенко,

эксперт журнала «НДС: проблемы и решения» № 5, май, 2017 год. 

Для оформления заказа на юридические услуги или получение консультации необходимо заполнить форму и нажать на кнопку «Отправить заявку», наши менеджеры обязательно свяжутся с Вами.
*минимальная стоимость ответа 2500 р.